Жертвы инстинкта 2

«Самоубийства» среди китообразных или жертвы инстинкта

Показательно обсыхание малых косаток в 1934 году на острове Шри Ланка (Цейлон) в лагуне Мутур, связанной с морем и поросшей мангровыми деревьями. Группа из 97 животных зашла на мелкое место, где было илистое дно и глубина местами не превышала метра. Здесь малые косатки проплавали несколько суток и погибли одна за другой. Почему же они не смогли выйти в море? Очевидно, их локатор не мог работать точно из-за мягкого и легко взмучиваемого дна, поглощавшего эхо-сигналы. Поэтому несколько животных оказались на мели, и последовавшие за этим сигналы бедствия помешали остальным разыскать выход на чистую воду. Так катастрофа распространилась на всю группу.
Стада малых косаток обсыхали во многих местах, в том числе на берегах Шотландии — стадо в 127 голов, на Чатэмских островах — несколько сотен сразу, в Южной Африке близ Мамре — 200 особей, на острове Веланай близ Цейлона — 167 и т. д. Самое массовое обсыхание крупных дельфинов произошло в Аргентине 10 октября 1946 года: на песчаный пляж курортного городка Мар-дель-Плата выбросилось 835 малых косаток. Обсыхание развивалось типичным образом и коснулось вначале немногих одиночек, а затем охватило все стадо. Большинство группы составляли самки, некоторые с новорожденными детенышами. Лишь немногие животные дожили до конца следующего дня. Местные власти в санитарных целях отбуксировали туши погибших далеко в море.
Сходным образом обсыхают и стада гринд. Разберем лишь один пример. 14 марта 1955 года в район острова Уэстрей (Оркнейские острова) зашло стадо гринд в мелкий пролив глубиной около 5 м и почти пять суток проплавало между двумя островами. С севера и с востока можно было выйти к морю, но животные не сделали этого и в результате две группы — 16 и 37 голов — очутились на отлогом каменистом берегу в 50 м одна от другой. На протяжении километра вдоль линии берега погибло еще несколько одиночек. Драма развивалась так. Во время непогоды в среду животные проникли в пролив с севера и оказались с трех сторон окруженными островами. Очевидцы заметили в стаде кровоточащих животных, вероятно, раненных незадолго до этого охотниками. Может быть, в числе подранков был и тот самец, который в пятницу осел на рифах со следами порезов. Сигналы бедствия обсохшего самца, а, возможно, и других ослабевших подранков могли быть причиной задержки группы в неблагополучном проливе. Вслед за тем на берегу застряли еще несколько одиночек. Гринды возбужденно плавали в опасном районе, отказываясь покинуть попавших в беду одиночек. Катастрофа разразилась в ночь на воскресенье, во время поднявшегося шторма. Среди животных возникла «паника», сопровождавшаяся пронзительным визгом и ужасающим шумом. Так погибло 66 гринд.
Анализ всех этих случаев раскрывает главную причину групповых обсыханий китообразных. Что же происходит? Допустим, что одна особь из-за помех в эхолокации попала на отмель и ей угрожает удушье. В силу выработанных стадным образом жизни средств общения — с помощью сигнализации — она начинает подавать сигнал бедствия. Приняв этот сигнал, другие животные устремляются на помощь в соответствии, с программой инстинкта сохранения вида, отработанной естественным отбором. Но, подплыв на выручку, сородичи сами попадают под пагубное действие неблагоприятных условий района бедствия. Лишенные сознательного мышления, «спасатели», подгоняемые инстинктом, с каждым метром приближаются к собственной гибели. В результате бедствие одной особи, как по цепной реакции, превращается в бедствие всей группы: стремясь помочь первым пострадавшим, стадо в конце концов разделяет их печальную участь и при соответствующих условиях целиком погибает на берегу. Таким образом, «массовое самоубийство» китообразных объясняется «осечкой» гидролокатора и проявлением инстинкта сохранения вида.
Но бывают среди китообразных «самоубийства» и другого рода. Они наблюдались только в неволе, в океанариумах у афалин, дельфинов-белобочек, гринд, клюворылых китов. Причины этого явления ничего общего не имеют с инстинктом сохранения вида и сигналами бедствия. Приведем несколько примеров.
В феврале 1956 года в овальный танк Калифорнийского океанариума поместили молодого настоящего клюворыла длиной 340 см. Зверь вначале медленно плавал по кругу вдоль стенок водоема, но потом начал метаться и с большой скоростью наскочил на жесткую стенку, о которую сломал челюсть, и погиб. Примечательный случай имел место в сентябре 1969 года в бассейне Карадагской биологической станции, куда привезли двух дельфинов-белобочек — Адама и Еву. Через некоторое время Адама нашли мертвым, а Ева на глазах сотрудника станции В. М. Лекомцева «покончила с собой»; она с налету дважды ударилась о каменные стенки бассейна, разбила себе морду и через 20 минут погибла.
Еще один пример с афалиной Леди, наблюдавшийся В. М. Бельковичем, Н. Л. Крушинской и В. С. Гуревичем в 1969 году. Оказавшийся сильно больным и державшийся отдельно от группы сородичей, этот дельфин трижды (с интервалом в 15 и 60 минут) бросался на стенку бассейна, причем в третий раз — со смертельным исходом (смерть наступила через четверть часа после удара).
Во всех описанных случаях причина бросков животных на стенки бассейнов была, по-видимому, одной и той же: дельфины так делали в состоянии агонии. На промысле нам приходилось много раз видеть агонизирующих дельфинов на палубе сейнера. В большинстве случаев агония сопровождалась сильнейшими непроизвольными ударами хвоста. Трактовка же подобных случаев как преднамеренное «самоубийство» в тяжелой ситуации не имеет ничего общего с действительной причиной — конвульсивной работой движителя, ускоряющей гибель обреченного животного.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика