Тираны китов

Тираны китов

Мрачная слава косаток держалась веками. «Морской волк», «волк в китовой шкуре», «разбойник», «кит-убийца» — вот эпитеты этих животных на многих языках мира. Еще Карл Линней назвал косатку мучителем и тираном китов. И, действительно, весь ее облик свидетельствует о хищничестве. Это самый крупный из дельфинов: новорожденные достигают 2,75 м, самки — 7, а самцы — 10 м. Такой крупнейший самец был взят 3 июня 1927 года в Кандалакшском заливе Белого моря в группе из 30 косаток. Его скелет хранится в Зоологическом институте в Ленинграде.
Косаток легко распознают по огромному спинному плавнику, который сзади виден как коса (рис. 22), у взрослых самцов он по высоте достигает роста человека, у самок — вдвое ниже. На висках притупленной головы — по ярко-белому овальному пятну, позади спинного плавника — белое седло (только у самцов). Все яркие отметины на теле косаток, видимо, помогают им держать правильный строй в стаде, не наскакивая друг на друга при быстром ходе (скорость их может достигать 55 км/ч), Другое значение отметин — разбивается контур тела, чем достигается маскировка.
Распространены косатки от окраинных морей Арктики до Антарктики. Мигрируют нерегулярно. В умеренных и умеренно холодных водах собираются в местах скопления пищи. Особенно много их бывает возле работающих китобойных флотилий. Являясь космополитами, косатки отсутствуют в Черном море и в то же время заходят в пресные устья больших рек, поднимаются против течения на десятки километров и живут там неделями. Одиночные косатки ныряют на 1 — 3, а в стадах — на 4 — 6 минут (максимум до 12 минут); на поверхности дышат от 2 до 6 раз через разные промежутки времени, в среднем через полминуты. За одну дыхательную паузу звери могут проплыть сотни метров.
Главная пища косатки — стайная рыба, головоногие моллюски и реже морские млекопитающие. Из рыб она поедает сельдь, кету, чавычу, палтуса, макрель, тунцов, пеламид, одноперых терпугов и т. д. Больше других рыб любит треску, камбалу, лососевых, а также акул. В связи с плотоядностью ее кишечник заметно укорочен: он лишь в 8 раз длиннее тела (у афалины же — в 14 — 16 раз).
Поведение этого хищника зависит от характера пищи. Косатки, преследуя косяки рыб, медленно плывут с частично или полностью выставленным спинным плавником под самой поверхностью воды, иногда проплывая расстояние до полукилометра. Они могут мирно пастись на рыбе рядом с рыбоядными китами, не обращая на них внимания и не всегда отваживаясь нападать на кита. Для расправы с ним они пользуются особыми приемами: атаку начинают (обычно с головы) взрослые самцы, а самки и молодняк ожидают исхода борьбы в сторонке. Сорок крепких и уплощенных зубов, сидящих в расширенных челюстных костях, обеспечивают страшный прикус косаток, когда те терзают кита и топят его, не позволяя подняться на поверхность для вдоха. У кита звери открывают пасть, впиваются зубами в его горло, рвут массивный и жирный язык, кусают плавники. Они усиливают свой рывок, резко отгребая грудными плавниками назад. Это — редкое свойство среди китообразных. В июне 1958 года близ Командорских островов с катера «Беринг» наблюдали нападение стада косаток на финвала: звери, заходя кругами, рвали тело кита и через полчаса израненного и покусанного затащили вглубь.
Нечто аналогичное наблюдал зоолог Д. Ханкок в 1965 году при нападении семи косаток на малого полосатика в заливе Беркли (Британская Колумбия). Три взрослых самца утопили кита за первые же полчаса борьбы, а затем вся группа хищников выедала под водой язык, куски сала и мясо жертвы. В Антарктике инспектора, летавшие на малой скорости в районе китобойного промысла, наблюдали, как крупные полосатики успешно отгоняли косаток, которые приближались к китовым детенышам. Возможно, из-за отпора китов косатки нападают на них очень редко. Чаще от хищников страдают мелкие китообразные и ластоногие.
В Калифорнийском заливе группа из 15 — 20 косаток напала на сотню дельфинов. Двигаясь вблизи жертв, хищники все больше и больше суживали круг, а затем одна из хищниц ворвалась в центр и расчленила стадо; тогда погибло много дельфинов, и вода была красной от крови. Ту же тактику окружения стада косатки применяют к моржам. У мелких и тихоходных морских свиней косатка может на ходу откусывать хвостовые лопасти. В водах Гренландии от нее страдают белухи, у тюленей она иногда отсекает лишь голову. Плохо приходится тюленям и котикам, если те застигнуты косаткой далеко от берега. Им остается только затаиться в воде. Но если вблизи берег, ластоногие спешно выбираются на сушу. У берегов Калифорнии видели, как косатка подбрасывала в воздух, точно мячик, тело морского льва в течение 20 минут.
Иногда панику морских зверей, вызванную косатками, используют охотники. В июле 1965 года в Чаунскую губу (Восточно-Сибирское море) зашло шесть косаток. Кольчатые нерпы начали стремительно выскакивать на сушу, и тогда местные охотники прямо на берегу добыли 60 нерп.
Некоторым жертвам все же иногда удается вырываться от косаток. На теле тюленей-крабоедов и котиков-секачей изредка находят зажившие следы крупных зубов, а у серых китов замечают откусанные края грудных и хвостовых плавников.
И все же прожорливость косаток сильно преувеличивалась. Датский зоолог Д. Эшрихт однажды извлек из желудка взрослой косатки остатки 13 морских свиней и 14 тюленей. Эти остатки комментаторами работы Эшрихта были приняты за цельных животных, и версия о невероятном обжорстве косаток была увековечена.
В прежние годы косатки встречались близ котиковых залежек гораздо чаще. Караульщики лежбищ еще в 1933 году наблюдали близ острова Беринга стада по 60 хищников. Звери патрулировали берег и уничтожали котиков, заходивших кормиться в воду. Теперь случаев нападения на котиков почти не бывает. Возможно, что снижение интереса косаток к живым китам и тюленям было связано с возросшей деятельностью китобойных флотилий, и питание отходами промысла смягчило нрав хищников.

В опасных для них ситуациях косатки ведут себя миролюбиво. Осенью 1955 года в Антарктике в Канале принца Густава льды отрезали от чистой воды 60 косаток. Звери находились в сильно возбужденном состоянии, выставляли на 1 — 2 м из воды головы и осматривались. Они не пытались нападать на многочисленных тюленей-крабоедов и малых полосатиков, тоже отрезанных от моря. Не трогали они и людей, подходивших к краю льдин и палкой касавшихся хищников. Косатки провели в этой полынье четыре месяца и выбрались на чистую воду, преодолев пояс сплошных льдов шириной 65 км.
За последние годы грозная репутация косаток значительно поколебалась после того, как были проведены два замечательных опыта.
Первый начался 16 июля 1964 года. В водах Британской Колумбии близ острова Сатурна загарпунили двухлетнего самца-косатку 267 см длиной и весом 1090 кг. Раненое животное доставили в бухту Ванкувер, оказали ему медицинскую помощь (инъекции пенициллина, тиамина, витамина B12 и гидроксизина). Сначала его поместили в док, а затем в загон, отгороженный от залива проволочной сетью. Площадь загона была 14×23 м, а глубина 3 — 7 м. Животное ошибочно посчитали за самку и назвали Моби-Долл.
В течение 57 дней косатка отказывалась принимать пищу, а потом стала поедать по 45 — 90 кг рыбы в день. За месяц ей скормили около 16 ц трески, лососевых и терпуговых рыб. Головоногих моллюсков и лошадиное мясо она поедала неохотно. В загоне косатка плавала по кругу против часовой стрелки со скоростью 2 — 3 узлов. В среднем она погружалась на полторы минуты и выныривала на несколько секунд для дыхания. С целью кормежки ее подзывали к кормовому плотику, ударяя рыбой о поверхность воды, и давали 12 — 15 крупных рыб прямо из рук. Кормящий гладил кита по голове, а потом, описывая круг над головой зверя, заставлял его поворачиваться брюхом вверх. Так кит научился подставлять свое брюхо для почесывания.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика