С суши в воду 3

.

С суши в воду

Так были выявлены удивительные способности китообразных точно ориентироваться в океане ночью и днем, в бурю и в штиль, на глубинах и у поверхности. Нет сомнений, что киты, совершая тысячекилометровые маршруты, точно выходят к цели — в места сезонных концентраций пищи — с помощью совершенных органов чувств (анализаторов), о чем речь пойдет ниже.
На мигрирующих китах поселяется масса разных организмов: это — наружные кожные паразиты, квартиранты, нахлебники и, возможно, симбионты. Все они составляют на теле китов странствующее сообщество и находятся в сложных взаимоотношениях друг с другом и со своим хозяином — китом. Такой комплекс организмов, перемещающийся вместе с китом, называют «странствующим биоценозом».
Из паразитов на наружном покрове китов, особенно серых и горбатых, поселяются: и многочисленные китовые вши — ракообразные из отряда бокоплавов, питающиеся кровью хозяина; и паразитические веслоногие раки-пенеллы червеобразной формы, на 5 — 7 см внедряющиеся в кожу кита своим передним концом тела; и миноги — из класса круглоротых, присасывающиеся ротовой воронкой для питания тканями и кровью китообразного. Кожа китов на полях нагула обрастает зеленой пленкой, состоящей из множества одноклеточных диатомовых водорослей, которые используют эпидермис как питательную среду и внедряются в него своими протоплазматическими тяжами.

Из квартирантов («эпифитов») находят приют на коже кита: усоногие раки (коронулы, ксенобалянусы), на известковых домиках которых, в свою очередь, поселяются морские уточки из рода конходерма (рис. 10); и рыбы-прилипалы — временные квартиранты, прикрепляющиеся своей уплощенной головой-присоской к телу гигантских млекопитающих, чтобы передвигаться вместе с ними на тысячи километров. Одни квартиранты из усоногих раков представляют одновременно и паразитов, так как выделяют из перепончатого основания своего домика фермент, растворяющий белок кожи китов для использования его в пищу, а другие — и нахлебников, так как поедают частицы жидкого кала кита и остатки его пищи, вымываемой изо рта. Поэтому они поселяются обычно вокруг анального отверстия и на подбородке кита.
Настоящие нахлебники, или комменсалы, живут в ротовой полости китов на клейкой поверхности усовых пластин. Они не причиняют вреда хозяину и питаются остатками его пищи. К нахлебникам относятся: и маленькие, весьма многочисленные рачки-баленофилусы, очищающие поверхность усов от липкого налета, образованного остатками пищи; и крохотный круглый червь одонтобиус, поселяющийся в деснах между усовыми пластинами; и микроскопические одноклеточные организмы — жгутиковые гематофагусы. Эпизодических, временных нахлебников представляют морские птицы — чайки и трубконосые, подбирающие рачков или рыб, выпадающих из пасти кормящихся китов во время их выныривания на поверхность, или извлекающие добычу в водоворотах на месте ныряния китов. Альбатросы иногда даже следят за подводным движением кита и летят в ту сторону, куда он перемещается под водой.
В странствующем биоценозе есть и симбиотические отношения. Например, некоторые птицы выступают как взаимополезные сожители: они садятся на тело кита и склевывают китовых вшей. Однако явление симбиоза в странствующем биоценозе изучено очень слабо.
Во время миграций кита численность его квартирантов, нахлебников, эктопаразитов значительно меняется, а некоторые из них временно выпадают из сообщества в одних широтах и появляются в других. Так, например, желтой пленкой, составленной из нескольких десятков видов диатомовых водорослей, киты обрастают на полях нагула в холодных широтах, притом независимо от скорости своего хода. На пути в теплые воды — к местам размножения — киты теряют эту пленку, но, приходя на поля нагула, покрываются ею вновь. Чем дольше они пребывают в холодных водах, тем пленка становится толще, а желтая окраска интенсивнее. Китовые вши, облепляющие ссадины, ранки, места порезов на теле хозяина, свободно перемещаются по его коже и заражают других китов при контакте с ними во время спаривания или кормления детенышей молоком, что бывает преимущественно в теплых водах. Как правило, у каждого вида кита свои виды китовых вшей.

Обычно на прибрежных китах-тихоходах (серых и горбачах) обрастание представлено гораздо богаче, чем на скороходах. Быстроходные полосатики обрастают усоногими раками и китовыми вшами редко, значительно чаще эктопаразитами — пенеллами (из веслоногих раков). По-видимому, сильные потоки воды, возникающие при быстром ходе, не позволяют китовым вшам и квартирантам в молодой стадии удерживаться на коже своих стремительных хозяев. В виде редкого исключения морские уточки ютятся на китовом усе и на зубах китообразных (рис. 11). В свою очередь, на морских уточках (конходерма ауритум) поселяются карликовые морские уточки (конходерма виргатум). Они прикрепляются также к телу паразита пенеллы и изредка на обнаженных костях поврежденных грудных плавников китов (рис. 12).
В странствующих биоценозах можно различать «ядро» и «временных попутчиков». «Ядро» составляет сам кит со всеми его поселенцами или группа китов, если миграция совершается локальным стадом, семьей, либо распыленным косяком. «Временные попутчики» связаны с «ядром» непрочно и встречаются в самых различных подвижных комбинациях в период нагула на кормовых полях или во время дальних миграций. «Попутчики» могут эпизодически выступать по отношению к самим китам то как пищевые конкуренты (дельфины, тюлени, пингвины, планктоноядные и хищные рыбы), то как симбионты и нахлебники (морские птицы), то как промежуточные хозяева внутренних паразитов, то как враги (косатки, крупные акулы, опасные для сосунков) либо как наружные паразиты (миноги) или временные квартиранты (рыбы-прилипалы).
На китовых кормовых полях встречаются многие виды морских птиц — буревестники, альбатросы, моевки, конюги, топорки, качурки и др. По птицам китобои и рыбаки с далекого расстояния определяют скопление китов, рыб, кормового планктона и головоногих моллюсков.
Миграции китов и размещающиеся на них странствующие биоценозы развились в ходе длительной эволюции. Обширные перемещения китов способствуют более полному использованию кормовых источников океана, притом в самое подходящее время — в сезон наибольшей концентрации пищи. Эта сезонность исторически обусловила строгую регулярность самих миграций: киты научились точно и в сроки выходить в области, максимально богатые кормами.
В настоящее время из китообразных эволюционный расцвет переживает семейство дельфинов.
Наука очень мало знала о биологии китообразных вообще. Относительно лучше были изучены крупные китообразные, которых промышляли с давних пор, а мелкими интересовались мало. Но наложение за последние десятилетия резко изменилось в связи с тем, что мелких китообразных стали содержать в неволе. В годы войны дельфины не раз вызывали ложные тревоги военно-морских звукометрических станций, которые принимали голоса дельфиновых стад за звуки вражеских подводных лодок. Для предотвращения дорогостоящих ошибок в такой ситуации возникла необходимость срочно исследовать биогенные звуки моря и поведение мелких китообразных.
Ведущую роль в изучении дельфинов сыграли большие океанариумы — хорошо оборудованные на берегу моря искусственные бассейны с морской водой, предназначенные для длительного содержания морских млекопитающих.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика