Поющие киты

Поющие киты и «морские попугаи»

В 1951 г. появились первые записи голоса афалины, сделанные во Флоридском океанариуме американцем Ф. Вуудом. К настоящему времени уже записаны голоса почти одной трети всех видов отряда китообразных.
Интенсивные исследования открывают у китообразных все новые и новые сигналы нелокационного характера, т. е. коммуникационные сигналы, с помощью которых особи общаются друг с другом. Даже сравнительно молчаливые усатые киты, как оказалось, владеют различными сигналами, возможно, для связи между собой. Еще недавно считали, что они издают лишь звучные стоны низкой частоты от 20 до 1000 гц; такие стоны слышали у горбачей, финвалов (рис. 41), сейвалов (рис. 42), серых, бискайских, австралийских и гренландских китов.
У австралийского гладкого кита биоакустики центра подводных исследований США в водах Аргентины с судна «Геро» в 1971 году записали более 200 низкочастотных подводных звуков. Наиболее обычными среди них были сигналы, звучащие как отрыжка, частотой от 30 до 2200 гц и средней продолжительностью 1,4 секунды. Были и специфические, ревущие сигналы частотой до 1250 гц и продолжительностью от 0,6 до 4,1 секунды.
Сенсацию произвела запись сотрудника Родайлендского университета Пауля Перкинса: ему удалось записать сигналы пары финвалов (крупных полосатиков, которые подошли к судну на 25 — 200 м). За 4 минуты микрофон зарегистрировал щебетанье и свисты частотой от 1,5 до 5 кгц, продолжительностью от 50 до 600 миллисекунд. Стало ясно, что голосовые возможности китов явно недооценивались.
Усатые киты издают звуки, используя для этого мощный горловой мешок, соединенный с гортанью. Однако механизм подачи звуков у них остается совершенно неизученным. Калифорнийский исследователь Поултер Томас в 1968 году записал голос серых китов в лагуне Скаммона, где они выкармливают своих детенышей. Гидрофоны устанавливали в 1,5 м выше дна, на середине входа в лагуну. Самки с детенышами, проходя мимо аппаратуры, проявляли высокую звуковую активность. Они издавали скрежет продолжительностью в несколько секунд, серии импульсных звуков, громкие сигналы, а во время тревоги, когда к китам приближался вертолет, — звуки китайского гонга. Частота скрежета и звуков «гонга» достигала 12 кгц.
У горбатого кита Ховард Винн и Пауль Перкинс записали сигналы частотой до 3 кгц, среди них рев, продолжительный рев, крик, щебет, стон и храп. Такие усложненные призывы имеют значение для индивидуальной и групповой рекогносцировки, организации индивидуального участка, для нахождения полов в брачный период, поддержки контакта с мигрирующими группами. Поддержка контакта между сородичами, как показывают наблюдения, возможна на расстоянии до 10 миль.

Совершенно особые звуковые сигналы были открыты Рогером Пайном и Скоттом Макуэем в 1971 году на основе анализа записи голоса горбачей в море. Оказалось, что эти киты (рис. 43) производят серию прекрасных варьирующих звуков продолжительностью от 7 до 30 минут, которые затем повторяют (рис. 44). По признаку мелодичности эти продолжительные звуки названы, как у птиц, «пением». Все четыре поющих горбача имели в «песне» резко выраженные индивидуальные черты. Даже динамитные взрывы в океане не могли помешать горбатым китам «петь». В отличие от птиц, поющих лишь несколько секунд, пение горбачей продолжается непрерывно до получаса и притом без пауз между песнями. Французские гидробиологи Филипп Кусто и Эжен Лагорио в районе Бермудских островов ночью записали настоящий концерт, в котором, участвовало около сотни горбачей. Стадо издавало до тысячи разных звучаний! Тут были и трели, и скрипы, и вой, и жужжание, и рев оленя, и что-то вроде писка мышей. «Хоровой ансамбль» горбатых китов напоминал звуки группы школьников, вслух твердящих урок. «Концерт» начался с того, что запел один кит, к нему присоединился второй, потом третий, и, наконец, все пространство заполнилось звуками. Какое значение имеет пение для горбачей — остается тайной. Возможно, что еще ранее записанные у финвала продолжительные флейтовые звуки от низкого до высокого тона тоже относятся к категории «загадочного пения». Ясно одно: у усатых китов комплекс звуков довольно разнообразен, и изучение их сулит еще много сюрпризов. Долгое время оставалось неясным — свойственна ли усатым китам эхолокация. Лишь совсем недавно американские исследователи Петер Бемиш и Эдвард Митчелл получили первые четкие результаты: у синего кита 22 мая 1969 года с борта норвежского зверобойного корабля «Полярная звезда» они записали в 100 — 800 м от судна ультразвуковые сигналы частотой 21 и 31 кгц. Очевидно, и усатые киты имеют эхолокацию, но менее совершенную и богатую, чем дельфины.
Какие же коммуникационные и эмоциональные сигналы производят самые «говорливые» из китообразных — дельфины? Среди их нелокационных сигналов, частотный диапазон которых уже, чем у локационных (у афалины не выше 50 кгц), можно различать свисты и сигналы сложной формы, слышимые, как лай, мяуканье, вой, визг, крики, кряки, птичьи трели и щебет, взрывы, рев и др. Некоторые из этих звуков соответствуют сигналам питания, беспокойства, страха, спаривания, бедствия и т. д. При этом были замечены в сигналах видовые и индивидуальные отличия, по которым особей удавалось узнавать персонально, но для этого ленту с записью голосов требовалось пропускать с замедленной скоростью.
Исследователи США Д. Дреер и В. Эванс в 1964 году у взрослой атлантической афалины установили 17 разнотипных свистовых сигналов, у тихоокеанской афалины — 16, а у тихоокеанского дельфина-белобочки — 19. В совокупности у них отметили 32 разнотипных сигнала и из них лишь 8 были общими для всех трех видов.
Детеныш атлантической афалины оказался «болтливее» взрослых: он пользовался своим голосом гораздо чаще, но подавал лишь шесть сигналов. Видимо, многообразие сигналов у дельфинов с возрастом увеличивается.
В Нью-йоркском аквариуме с помощью акустической аппаратуры М. Фиш и В. Маубрэй записали у молодого самца и двух взрослых самок белух из Бристольского залива девять разных типов звуков. Гидрофон, помещенный на глубине 1,5 м, зарегистрировал щелканье и скрипы, обычный и модулирующий свист, визг, рев (у самца, преследуемого самками), стук и скрежет, пронзительный птичий крик, трели и громкие удары, производимые после визга.
В 1970 году биоакустики США В. Шевилл, В. Уоткинс и К. Рэй записали и проанализировали голос родича белухи — ныне редчайшего полярного дельфина — нарвала. Нарвал издавал звуки очень регулярно и в отличие от других дельфинов не увеличивал частоту щелканий по мере приближения к мишени.

В том же году японские ученые Мизюэ, Нисиваки и Такемура воспроизвели на пленке голос слепого гангского дельфина-платанисты: на 87% он состоял из эхолокационных сигналов («скрипы весла») и на 5% — из коммуникационных, напоминавших мяуканье кошки.
Среди зубатых китов менее всего акустически одаренным считался кашалот. Ученые В. Шевилл и Л. Ворсингтон впервые записали звуки группы кашалотов в море. Эти звуки были очень однообразны, как стук печатающей машинки. Однако сложное устройство ноздрей кашалота указывало, что его «репертуар» должен быть гораздо богаче. Это и подтвердили в 1965 году американские ученые Перкинс, Фиш и Маубрэй с судна «Тридент» в теплых водах Атлантики: оказалось, что, вожак, самки и детеныши общались между собой в стаде восемью разными типами сигналов. Среди коммуникационных сигналов были варьирующие свисты частотой от 0,7 до 16,5 кгц, щебетанье или чириканье, сложное и простое гудение, звуки, напоминающие пронзительные крики, отрывистый лай, скрежет напильника и хрипы.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика