Поющие киты 2

Поющие киты и «морские попугаи» 2

Стадный вид — гринда — в неволе, кроме щелканий, скрипов и свистов, издает на поверхности воды звук продолжительной отрыжки; в это время у нее заметно шевелятся края дыхала. Во время отдыха она чмокает плотно сжатыми губами дыхала, а когда пытается поднять морду из воды, щебечет и хнычет.

Французские ученые Р. Бюснель и А. Дзидзик наблюдали стайку из 11 гринд в Средиземном море со специального судна «Калипсо» в августе 1962 года. Из стайки они загарпунили одну гринду и в течение 41 минуты записали все акустические сигналы, изданные ею и ее сородичами. Среди сигналов, проанализированных с помощью электроспектрографа и катодно-лучевого осциллографа, было установлено пять разных свистовых типов. Среди них преобладали свисты продолжительностью 0,4 — 0,9 секунды и частотой 4 — 8 кгц. Были также продолжительные (1,4 — 2,7 секунды) модулирующие свисты, начинавшиеся при частоте 8,8 кгц, а затем понижавшиеся, или свисты длительностью 0,7 — 0,9 секунды с частотой в начале и конце 3 кгц, а в середине 4 кгц.
Крупнейшие из дельфинов — косатки тоже обладают разнообразием «вокального репертуара», в котором наиболее характерны: низкочастотные крики (0,5 — 2 кгц) — ряды быстрых импульсов с большим количеством гармоник, взрывные щелканья (по 10 — 15 импульсов в каждом взрыве) и щелканья с замедленным повторением. Это установили В. Шевилл и В. Уоткинс (рис. 45) на косатке Моби-Долл в загоне Ванкуверской бухты. Акустические излучения, видимо, помогают косаткам обнаруживать трещины во льдах Антарктики и согласованно двигаться, будучи отделенными расстоянием в несколько километров (наблюдения Норриса и Прескотта).
Даже у весьма примитивных китообразных — речных амазонских иний исследователи Мельба и Давид Колдуэллы и В. Эванс в аквариумах США записали 12 разных типов коммуникационных звуков. Запись суммарно длилась 11 часов у восьми животных, живущих попарно в четырех разных танках. Среди звуков были крики, писк, лай, хныканье, треск, скрежет, а также и эхолокационные скрипы, но менее выраженные, чем у других видов дельфинов.

Итак, коммуникационные сигналы китообразных звучат по-разному. Но что скрывается за каждым сигналом, какому поведению животного соответствуют эти звучания? В какой ситуации они издаются и какие вызывают ответные действия у сородичей? Эти вопросы еще только начинают проясняться. Ответы животных на сигналы в неволе и в море не всегда совпадают. Тем не менее хотя бы в предположительной форме рассмотрим значение некоторых сигналов, соответствующих тому или другому поведению дельфинов.
Наиболее обычны из коммуникационных сигналов в ситуации беспокойства, возбуждения и любопытства свисты. Такие сигналы обычно издают вновь вводимые в океанариум дельфины. Свист в океанариуме обычно возникал, когда там появлялись «странные» новые предметы или животные (например, акулы), в отношении которых у дельфинов проявлялся ориентировочный (исследовательский) рефлекс. Возбужденные и чем-нибудь встревоженные дельфины сбивались в стайку и начинали быстро плавать вдоль стенок бассейна, громко и часто пересвистываясь между собой. С течением времени ориентировочный рефлекс затормаживался, стайка распадалась и свист прекращался. Таким образом, свист (писк) с частотами от 7 до 18 кгц выдает возбужденное состояние дельфинов и служит сигналом для образования стайки и поддержания стайности. Детеныши начинают пользоваться таким сигналом как только рождаются и реагируют на свистящий призыв самки.
Многочисленные свисты можно слышать на палубе дельфиноловного судна при окружении стада дельфинов сетью (аломаном). Тот же свист, но более тихий и редкий, раздается в воздухе, после того как пойманных дельфинов складывают на палубе. Если внимательно смотреть на закрытую ноздрю извлеченного из воды дельфина, то можно видеть, как в момент свиста края закрытого дыхала совершают еле заметное волнистое движение. Лай представляет собой короткие звуки длительностью 50 — 350 миллисекунд с частотой от сотен герц до 10 кгц. В момент лая замечается движение краев клапана дыхала. Дельфины лают при эмоциональных ситуациях во время сильного возбуждения, например, в период кормления, при появлении в бассейне человека, а также в брачный период при половых играх и во время спаривания. В сезон гона визгливым или хриплым лаем самец призывает самок, нередко кусает их, о чем свидетельствуют следы зубов на коже сородичей.

Если лай афалин несколько удлинить во времени, образуется что-то вроде мяуканья. Неизвестно, какие звуки дельфины издают в море на местах концентрации пищи, но в неволе во время кормежки они «мяукают» и скрежещут.
Удлиненное мяуканье (от долей секунды до нескольких секунд) дает так называемый вой частотой (у афалин) от 1 — 2 до 80 кгц. Е. В. Шишкова записала вой продолжительностью 0,5 секунды и частотой 60 — 5000 гц во время питания черноморских дельфинов. В опытах А. А. Титова дельфины выли во время игры в мяч, при локации рыбы с близкого расстояния и во время поддразнивания. Он считает, что это сигналы просьбы пищи и удовольствия.
Совсем другое значение имеет сигнал угрозы или доминирования, слышимый как хлопок в ладоши и сопровождаемый быстрым открыванием и закрыванием рта (жест укуса). Этот сигнал был описан как «хлопанье челюстями». Крупный самец, возглавляющий стадо, такими хлопками запугивает более слабых сородичей. Самка таким же звуком и жестом выражает недовольство, когда к ее детенышу или к ней самой приближается агрессивно настроенный самец. Молодые особи пользуются таким сигналом редко и робко, а со временем — смелее и чаще. Поскольку в ответ на «хлопанье челюстями» сородичи бросаются в сторону, этот звук сочли сигналом угрозы и предупреждения. Когда животное в танке одно, оно не пользуется таким сигналом; не замечали его и у слабейших особей в группе.
До 1962 года думали, что «хлопанье» дельфины производят ударом нижней челюсти о верхнюю. Однако Джон Лилли заметил, что жест укуса сопровождается тремя-четырьмя громкими короткими щелканьями, создающими ложное впечатление челюстного хлопка, поскольку в воде хлопнуть челюстями невозможно. Хлопок производится голосовым аппаратом как сигнал доминирования и чаще — во время кормежки в стайках. Доминирующая самка морской свиньи в неволе подобным сигналом вынуждала хилого самца бросать добычу и подбирала ее сама. Она подчеркивала господство в группе и своими действиями: быстро приближалась к более слабым сородичам и толкала их рылом. Этот сигнал у нее отмечен как два-три последовательных крика частотой 2 кгц (рис. 46).
Интересен «пронзительный птичий крик», состоящий из серии щелканий, повторяющихся от 220 до 400 раз в секунду. Он слышится в воздухе при открытом, а в воде при закрытом дыхале.
У афалины на Карадагской биостанции записаны крики длительностью от долей секунды до 2 секунд со спектром охватываемых частот 1 — 49 кгц. Крики издавались при отлове животных в танке, брачном поведении, играх в мяч. Такие звуки могут выражать боль, голод, призыв особи другого пола и т. д. На той же станции А. А. Титов с сотрудниками у афалины зарегистрировал «взрывы»; они чаще всего отмечались в «переговорах» изолированных животных, соединенных каналом электроакустической связи. Длительность «взрывов» была 30 — 180 миллисекунд, а спектр охватываемых частот 10 — 30 кгц. При замедленном воспроизведении звукозаписи в 16 раз эти сигналы воспринимаются на слух как серия стуков.
Недавно американскими учеными открыт у афалины сигнал тревоги или страха. Животные его издают при испуге, он слышится в воде через гидрофон как резкий треск, легко перекрывающий по силе эхолокационные скрипы и «лай» дельфинов. На ухо человека, слушающего через гидрофон, этот звук действует как удар. Механизм, с помощью которого создается столь энергичный звук, не установлен. Реакцию испуга супруги Колдуэллы вызывали у афалин вскоре после их поимки несколькими приемами: ночью — ярким пучком света, который внезапно направляли из фонарика в глаза выныривающего животного, а днем — моделью дельфина, которую очень близко подводили к живым афалинам. Во всех этих случаях наблюдалось вздрагивание дельфинов.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика