Поведение узников

Поведение узников

Жизнь китового или дельфинового, стада в море очень сложна, и судить о ней можно лишь изучив взаимоотношения особей внутри семейных и иных группировок. Но практически сделать это возможно пока только на дельфинах-узниках в условиях неволи.
Дельфины, обжившиеся в океанариумах, ведут себя весьма многообразно: они резвятся, играют, ловят добычу и принимают пищу, спариваются и рождают детенышей, воспитывают потомство, проявляют агрессию по отношению к своим сородичам и редко — по отношению к человеку. В зависимости от всего этого различают разные формы их поведения: кормовое, игровое, половое, иерархическое, агрессивное. Рассмотрим их по порядку.
Кормовое поведение связано с добыванием пищи. После ветеринарно-медицинского обследования и инъекций дельфины-«новобранцы», недавно пойманные в море, помещаются в изолированный бассейн, где знакомятся с тренером. Успех в дрессировке появляется тогда, когда китообразные начинают брать пищу из рук человека. Приучить дельфинов кормиться в бассейне иногда удается с большим трудом. Многие афалины берут рыбу с первого дня неволи; такие
особи лучше поддаются дрессировке. Более робки дельфины-белобочки и морские свиньи. Некоторые из дельфинов очень долго голодают (например, косатка Моби-Долл в загоне Инглиш-Бэй в бухте г. Ванкувер начала питаться лишь на 57-й день), а иногда отказываются от пищи совсем и погибают. В морских вольерах и в океанариумах дельфины предпочитают мертвую рыбу живой, на поимку которой они должны затрачивать усилия. Это упрощает проблему их питания, поскольку мороженую рыбу доставать легче, чем живую, но в этом случае им необходимо дополнительно давать витамины. Животных приучают к питанию разными сортами рыбы (сельдь, треска, мойва, кефаль, хамса, ставрида и др.) и особенно теми, какими питаются их сородичи в море. Суточная норма питания дельфинов сильно варьирует как в зависимости от особенностей индивидуумов, так и в зависимости от свойств вида. Канадский зоолог Д. Сержант, обобщивший опыт кормления дельфинов в океанариумах, установил для разных видов китообразных нормы суточного рациона (в процентах от веса тела): Для морской свиньи — 10,8%, белокрылой морской свиньи — 11,3%, тихоокеанского короткоголового дельфина — 7,9%. Для более крупных животных цифры уменьшаются: у афалины — 4,2 — 5%; белухи — 5,1 — 5,5%, малой косатки — 4,7.%, у гринды и косатки — 4%. Однако могут быть сильные отклонения от этих норм. Молодой самец морской свиньи, или азовки, Витя, весивший 20 кг, поедал в Карадагском бассейне за сутки 3 кг рыбы, что составляло 15% от веса его тела.
В неволе при готовом питании у дельфинов притупляются охотничьи рефлексы и реакции лова добычи. Азовки Машка и Витя, жившие то в бассейне размером 18x13x2 м, то в морском вольере (40x10x8), получали пищу 2 — 3 раза в день, но даже в голодном состоянии они не обращали внимания на многочисленные стаи рыб, плававших в вольере. При кормлении пищу азовкам давали по сигналу — после шлепка ладонью по воде. Схватив рыбку из рук, азовка в вольере обязательно совершала полный круг диаметром 3 — 6 м по часовой стрелке и только после этого подплывала за следующей рыбкой. Она не изменяла этому правилу, если даже сигнал приглашал ее взять следующую рыбу досрочно, т. е. когда она лишь начала движение по кругу. В таких случаях она никогда не бросалась к предложенной рыбе сразу, а делала это лишь завершив полный круг. Попытки сбить дельфинов с такого ритма были безуспешны.
Передвижение по кругу, чаще по часовой стрелке — обычный способ движения китообразных в искусственном бассейне и особенно для тех, которые родились в море. Под влиянием человека у афалин в неволе отработалась поза выпрашивания пищи: животные выставляют из воды голову с широко открытым ртом и ждут подачки (рис. 18).
В 1968 году и в морском вольере и в бетонированном бассейне Карадагской биостанции мы с Д. А. Морозовым заметили на морской свинье явление, видимо, общее для всех зубатых китов — всасывание добычи. Механизм засасывания пищи осуществляется одновременно приоткрыванием рта и втягивающим движением языка дельфина. Вначале думали, что пищу всасывают лишь дельфины с широкой мордой (обыкновенные и бесперые морские свиньи, белухи, серые дельфины). Но с помощью киносъемки в бассейне той же станции мы обнаружили это явление также у дельфинов с узкой длинной мордой. Взрослой афалине Еве бросали на поверхность воды горстями мелкую рыбу (хамсу) и процесс ее поедания снимали на кинопленку. На кадрах было четко видно, как афалина спокойно, без суетливых движений быстро втягивала рыбок, едва приоткрывая рот. Рыбки поступали в рот головой вперед с расстояния 5 — 10 см от краев клюва зверя и притом иногда сразу две-три штуки.
Прием всасывания добычи сокращает срок кормежки дельфина, избавляя его от необходимости резких движений своей мордой; в скоплениях рыбных косяков это меньше распугивает рыб, а также позволяет зверю брать добычу даже в узком пространстве, где скованы его охотничьи движения. Морские свиньи Витя и Машка и дельфин-белобочка Люська могли засасывать мертвых рыб в ванне на расстоянии 10 см от рыла. Когда близ головы афалины Евы на поверхность бассейна пускали живых рыбок поодиночке, она бросалась преследовать добычу и прибегала к комбинированным действиям — и всасыванию и хватанию с резкими поворотами головы. Ширина открывания пасти строго определялась размерами засасываемого корма. Возможно, в связи с вкусовой функцией и функцией засасывания добычи язык зубатых китов снабжен очень крупными нервами.
Роль подвижного языка очевидна и при кормлении детеныша-сосунка. Дельфиненок, обхватывая языком материнский сосок, обеспечивает и герметичность закупорки (ни одна капля молока не проникает в воду), и очень цепкое прикрепление: даже при крутых и неожиданных поворотах матери детеныш крепко держится за ее сосок.

Наблюдение над механизмом поедания пищи дельфинами и анализ отснятых кинокадров дают основание заключить, что прием всасывания добычи используют не только зубатые киты — рыбоеды, но и моллюскоеды (кашалоты и клюворылые киты). Форма и устройство головы кашалота отлично приспособлены для выполнения подобной функции. Незначительно отводя нижнюю челюсть и отодвигая язык, как поршень, назад, кашалот засасывает в рот стремительно двигающихся скользких головоногих моллюсков. Этому способствуют покатые, сходящиеся вниз к краям рта «щеки» головы, шершавая поверхность ротовой полости, отсутствие верхних зубов и длинное углубление, в которое входит нижняя челюсть при закрытом рте (рис. 19). Большая длина нижней челюсти и углубление для нее, должно быть, позволяют кашалоту всасывать моллюсков сразу по нескольку штук за один прием и сравнительно быстро наполнять свой огромный желудок, вмещающий сотни кальмаров по 20 — 30 см длиной.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика