Нашествие сенсаций

.

Нашествие сенсаций

«Дельфины — люди моря», «Мы сталкиваемся с нечеловеческим мышлением, может быть, более сложным, чем наше», «Наши младшие братья по разуму», «Впервые интеллектуальное первенство человека ставится под вопрос», «Люди или дельфины?» «Разум в океане», «Дельфины любят блондинок» — такими ошеломляющими заголовками запестрели газеты и журналы Запада после выхода в свет книги Джона Лилли «Человек и дельфин» в 1961 году. На рядового читателя обрушился поток «дельфиновых сенсаций».
Нельзя сказать, что до этого дельфины не привлекали к себе внимания человека. Еще более 2000 лет назад культ дельфина был широко распространен в древнем мире. Древние сделали дельфина морским богом, его изображали на монетах (рис. 1), складывали о нем легенды, в его честь называли города и населенные территории.
Время стерло былую славу дельфина, но во второй половине XX века о нем вдруг заговорили с новой силой. Однако в отличие от древних современные сенсации возвели это животное на пьедестал человека, наделили его человеческим мышлением и речью.
Начало сенсациям положил американский нейрофизиолог Джон Лилли, тонкий экспериментатор, проводивший опыты над дельфинами на Вирджинских островах в своей хорошо оснащенной лаборатории на острове Сент-Томас. Подводя итоги своих исследований, этот ученый пришел к выводу, что первым живым существом на планете, которое установит с человеком сознательный контакт, будет дельфин, так как он обладает огромным головным мозгом с отлично развитой корой, сложным языком и способностью разумно пользоваться словом. Этими качествами дельфин будто бы вплотную приближается к человеку и отличается от всех остальных животных. Дельфины, по убеждению Лилли, обладают знанием и коллективной памятью. Но поскольку они не смогли разработать письменность, так как лишены рук, их жизненный опыт передается младшим сородичам и потомкам устным путем: «Примерно так же, как передавались знания у примитивных человеческих племен — через народные сказания и легенды — изустно от одного поколения Другому, которое, в свою очередь, запоминало их и передавало дальше. Способность к быстрому и прочному запоминанию, необходимая при таком обучении, требует очень крупного мозга. Наша письменность, книгопечатание и другие способы хранения информации вне мозга в значительной степени освобождают нас от необходимости запоминания. Дельфинам же приходится все хранить в памяти, поскольку у них нет ни библиотек, ни картотек…»

После установления словесного контакта человека с дельфином наука, по мысли Джона Лилли, сделает стремительный скачок вперед. Комментаторы, следуя за Лилли, допускают, что дельфины будут читать нашим капитанам и штурманам лекции о кораблевождении, войдут в разумный контакт с обитателями других миров на особом языке «линкос» (лингвистика космоса), основанном на математической логике (!?). Согласно этой концепции дельфины примут участие в прогрессе науки, но не как подопытные животные, а как, сотрудники ученых и носители знаний. Лилли так и рассматривает своего лучшего дельфина Эльвара, будто бы способного экспериментировать над человеком; ученый благодарит дельфина за сотрудничество в одной из своих статей в научном журнале «Сайенс».
Постепенно туман с очеловечиванием дельфинов рассеялся, и шум вокруг них, продолжавшийся несколько лет, затих после неудачных попыток Лилли обучить Эльвара английскому языку и закрытия ученым своей лаборатории на острове Сент-Томас. Однако интерес ученых к дельфинам отнюдь не ослабел, а, напротив, возрос. Сейчас дельфинами сильно интересуются люди самых разных специальностей: гидробионики, физиологи, гидроакустики, судостроители, экологи, океанологи, этологи (этология — наука о поведении животных), конструкторы подводных аппаратов, гидродинамики, психологи, медики, нейроанатомы, нейрохирурги — все они находят в этих животных предмет изысканий — каждый в своей области. Одних интересует моделирование кожи дельфинов для создания обшивки быстроходных кораблей, других — секреты быстрого и безвредного погружения, третьих — тайны работы огромного головного мозга, четвертых — принципы устройства чувствительного, портатативного и устойчивого к помехам гидролокатора, одомашнивание и использование дельфинов в рыболовном деле, морских исследованиях, в медицине.
Если отбросить в сторону представления, очеловечивающие дельфинов, то взгляд на их биологическую природу к настоящему времени сложился довольно противоречивый. Одни ученые считают, что эти животные стоят на вершине систематической лестницы впереди обезьян, в том числе и человекообразных, а другие отводят им более скромное место — рядом с собакой или между собакой и обезьяной.
Чтобы лучше познакомиться с этими вторичноводными животными, совершим экскурсию в мир дельфинов, не погружаясь в фантастику, и рассмотрим достижения науки в изучении этих замечательных обитателей моря.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

 

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика