Человек и дельфины 2

Человек и дельфины

Интересную программу представлений дельфинов демонстрирует в трех бассейнах Калифорнийский океанариум. В одном зритель видит кормление дельфинов и их беспорядочные одиночные, парные и групповые прыжки. Во втором дается настоящее представление самых крупных дельфинов — косаток: два дрессировщика верхом на спинах двух огромных, 5 — 6-метровых, хищников мчатся по кругу вдоль стенок бассейна, а третье животное без седока сопровождает их. Затем одна косатка почти целиком вертикально вылетает из воды и падает с тучей брызг; она подплывает к борту бассейна и выставляет морду с широко раскрытой пастью, в которую дрессировщик кладет свою голову. Потом хищный кит выбрасывает из воды хвост и размахивает им, как бы приветствуя публику. Наконец, в третьем танке-бассейне зритель видит дрессированных афалин, гринд и полосатых дельфинов с разнообразными номерами. Животные совершают согласованные групповые прыжки, катают на лодке собаку, играют в мяч и, глядя в ноты, «поют» в микрофон, прыгают через горящий обруч или турники (рис. 14). Одна из афалин на брюхе выползает из воды на наклонную сцену и издает громкие сигналы в микрофон1. Другая афалина, повернувшись брюхом вверх, постепенно выходит на стойку и, опираясь только на хвостовые лопасти, двигается в вертикальном положении в течение 6 секунд.

Цирк с давних пор служит местом контакта человека и диких животных. Дельфины, поощряемые лакомством, быстро обучаются отвечать на голос дрессировщика, его свист, жесты, запоминают свою кличку и реагируют на нее, подплывают на зов и постепенно выполняют все более и более усложняющиеся действия. Дрессировка начинается так: дельфину бросают рыбу после каждого свистка, и когда свисток прочно ассоциируется с появлением пищи, дрессировщик обучает животного другим реакциям на свисток, например, прыжкам из воды. Тренер выжидает, когда дельфин начнет прыгать по своему желанию, тогда подается свисток и бросается в воду рыба. Так повторяется много раз. В итоге прыжки начинают связываться в мозгу дельфина с наградой — рыбой. Способные «ученики» переходят к освоению более сложных номеров — учатся бросать мяч, прыгать через обручи. Тренировкой достигается удивительная точность, например, в прыжках двух афалин, которые по сигналу мчатся навстречу друг другу и, сблизившись в центре, одновременно в доли секунды свечкой вылетают вверх. Дельфины точно берут своим клювом рыбу из рук или сигару изо рта дрессировщика на высоте 4 м. Развив свою высшую скорость, они в нужный момент, словно ракета, пущенная с подводной лодки, вылетают из воды вверх, успевая скорректировать направление в тот момент, пока хвост еще не оторвался от воды. На Гавайских островах вблизи Гонолулу в особом бассейне, напоминающем тропическую лагуну, демонстрируют одновременно прыгающее стадо из шести малайских продельфинов. Иногда такой ансамбль составляют дельфины нескольких видов.
Обучение животного трюкам начинается с использования его естественных способностей, с усиления какой-либо его привычки, с совершенствования того, что заложено в его природе. Чаще всего у дельфинов развивают их склонность к прыжкам. Обучить животное гораздо легче, если требуемое от них действие совпадает с обычными его движениями. Для отработки некоторых номеров нужно длительное время. Несколько месяцев требуется афалине, чтобы освоить прыжки через обруч. Вначале ее, вознаграждая лакомством, заставляют проплывать через обруч на определенной глубине, затем все ближе и ближе к поверхности и, наконец, она проскакивает через обруч, едва поднятый над водой. Потом высоту прыжка наращивают, поднимая обруч все выше и выше.

При дрессировке нельзя допускать перенапряжения животного (стресс-фактор), что может привести к срыву обучения. Дрессировщик, отрабатывая какой-либо номер, отбирает наиболее подходящих для этого исполнителей. Тренировку дельфинов в океанариумах стремятся начинать в самом молодом возрасте, почти сразу после их рождения. Но часто приходится иметь дело уже со взрослыми особями, лишь недавно пойманными в море. В этом случае большую помощь дрессировщикам оказывает подсадка к диким животным уже обученных дельфинов, которым начинают подражать «новички».

Рефлекс подражания у дельфинов развит превосходно, и он определяет успех дрессировки, так как позволяет случайную реакцию сделать достоянием всей группы. Если один дельфин в стайке научился пригибать сеть и таким путем выходить из окружения, опыт тут же перенимают другие. Наш дрессировщик Н. С. Барышников заснял на кинопленку, как афалина переползала из одного смежно расположенного бассейна в другой через низкий барьер, возвышающийся на 5 см над водой, и как вслед за ней то же самое делала другая. Подражание значительно сокращает сроки обучения дельфинов, а те, которые долго находились вместе с дрессируемыми сородичами, могли выполнять это действие даже без специальной тренировки.
В Калифорнийском океанариуме малая косатка обучилась трюкам только на основе наблюдения за своими компаньонами-афалинами, с которыми работали тренеры. В другом случае атлантические афалины, помещенные в один бассейн с тропическими вертящимися продельфинами, переняли у них манеру вращаться по оси во время высокого прыжка тела в воздух. Поскольку ареалы обоих видов не совпадают, животные не могли обучиться этому приему на воле. Еще пример подражания. Во Флоридском дельфинарии одна афалина в прыжке зубами схватывала мяч и таким способом поднимала флаг перед представлением. Этого дельфина перевели в другое место и для выполнения того же номера использовали вторую афалину. Однако из-за ошибки в тренировке новый исполнитель стал поднимать флаг иначе — ударом по мячу своей мордой. Вскоре этот «дублер» погиб, а его номер перешел к третьему дельфину, жившему вместе с погибшим в одном танке. Третий исполнитель перенял те же ошибки, которые допустил его предшественник, и тоже стал поднимать флаг с помощью удара по мячу.
Для океанариумов и лабораторий в настоящее время отлавливают сотни живых дельфинов разных видов. Существует несколько способов их лова. У нас на Черном море, до запрета промысла в 1966 году, дельфинов ловили кошельковым неводом (аломаном). Несколько рыбацких судов и лодок окружали стадо мелких китообразных в море, потом расставляли полукругом невод, загоняли туда животных и смыкали концы этой подковы. При загоне стада ловцы на лодках стучали булыжниками под водой: тем самым они мешали косяку дельфинов уходить за пределы кольца, образованного лодками, и загоняли их в расставленный невод. Стук камней вызывал у дельфинов бегство в противоположную сторону от устрашающего звука. Выход стада через все более и более суживающиеся ворота предупреждали теми же ударами булыжников1.

Постукивание камней применяют и туземцы Соломоновых островов в Тихом океане на острове Малаита при лове малайских продельфинов. У этих животных жители островов используют зубы как сырье для изготовления ожерелий и как денежную единицу в местной торговле. Туземцы выезжают в море на быстроходных пирогах, но без сетей и, выстроившись фронтом, гонят продельфинов к берегу. Стук камней вызывает панику стада, и оно мчится прочь от лодок к суше. Очутившись близ берега на мелком месте, дельфины начинают вертикально становиться головой вниз, как бы пытаясь зарыться рылом в песок. Набегающие с берега жители хватают таких животных и вытаскивают из воды.
Групповой лов дельфинов — дорогостоящее предприятие, требующее участия многих людей. Поэтому сейчас за рубежом разрабатываются способы индивидуального лова во время игр дельфинов возле судов. Для этого чаще применяют небольшую сеть: ее ухитряются надевать на голову с быстро идущего катера с помощью шеста (рис. 15). Пользуются и газовой пушкой, с помощью которой выстреливают сеть в воду, когда животное стремительно проносится возле носа судна и по инерции заплывает в снасть. Больше шансов на успех, когда дельфин оседлывает корабельную волну и плывет, не работая хвостом: на него с бака бросают специальную клешню-хапун, которая автоматически схватывает животное за суженную часть хвоста.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

Отзывы и трекбеки отключены.

Отзывы временно отключены.

Яндекс.Метрика